Колодное пчеловодство

Колодное бортевое пчеловодствоКолодное пчеловодство по сравнению с бортевым – более интенсивная  и доступная форма пчеловодного хозяйства. Если бортничество было практически потомственной профессией, то колодным  пчеловодством мог заниматься практически каждый  — пчел  можно было купить, перевезти, разместить возле дома. Улей  как искусственное жилище пчел   создавался и совершенствовался  по своему  во всех районах  Земли,   где жили   пчелы и люди  занимались пчеловодством.  Колода была характерна для лесных районов страны. Она могла стать прообразом  современных ульев. Разными по объему   и наружности были колоды, неодинаковой  толщины  и высоты – от небольших и не очень толстых до колод гигантов, в которых мог свободно  поместиться человек.

Все зависело от кряжа, из которого   выделена колода. Чтобы колоды от жары или старости  не растрескивались, их иногда сбивали вверху  и внизу деревянными или железными обручами, от дождей и солнца накрывали широкими досками, большими щепами, глиняными  крышками – мисками, на которые надевали соломенные колпаки- шапки.

От гниения и порчи насекомыми обмазывали глиной  и особой замазкой или даже окрашивали окраской.При заселении пчелами для большей прочности гнезда, поддержания и подпорки сотов, внутрь колоды вставляли поперечные палочки  — снозы, впорицы, располагая их   кресс – накрест. Уход за пчелами  в колоде довольно прост. Первая работа ранней весной – подчистка дна, удаление мертвых пчел и сора, накопившихся  за зиму.

Потом, когда потеплеет, оценка качества гнезда  и семьи, уточнение количества корма. Если соты выпачканы  и заплесневели, их вырезали.Колодное пчеловодство – роевое. Роями пополнялось и восстанавливалась пасека.  Они – единственное  средство , на котором держались пчельники. Роям были рады. Регулировать роение пчел в неразборном улье почти невозможно.

В начале июня  пчелы обычно начинали «вылетать», выкучиваться. Это случилось  предвестником роения. Пчеловоды, как правило, ждали когда семьи сами прекратят роиться.  Нередки были израивание семей, особенно в тесных колодах  и ближе к югу,  где лето жарче и длинее.

Рои сажали в колоды или сотами, которые в них оставались после того, как ране находившиеся там семьи, чаще поздние рои, были объединены с другими или наващивали новыми сотами. Для искусственного роя готовили колоду, и для обычного роя.  В колоде, от которой хотели взять рой, подрезали соты снизу и относили ее шагов на 20-30  в сторону, а на ее место ставили колоду для роя.

Отнесенную колоду переворачивали   вверх дном и начинали несильным стуком   подгонять пчел снизу верх. Они действительно покидали соты и уходили в бессотовое свободное пространство  улья. Колода в большинстве   случаев из-за незначительного объема не позволяла  семье заготовить много меда.  Почти  все гнездо бывало занято расплодом.

Непроизводительно использовались    и пчелы  и медоносы. Пчеловоды – бортники, которые обзавелись домашними пчельниками, знали, что сбор меда от борти или улья, подвешенного на дереве  в лесу, бывал больше, чем от «пенька»  на пчельнике. Тем более, если этот «пенек», невелик. И объем играл роль, и скученность пчел, и то, что в лесу больше цветов, и что семьи весной начинали раньше работать и быстрее росли.

Мед вырезали  недели через полторы-две после окончания главного медосбора, чтобы пчелы могли сложить себе корм на зиму и он созрел. Как и в бортях, соты подрезали снизу примерно на треть, оставшиеся служили для расплода корма. В среднем от колоды  получали 6-8  килограммов  меда. Способы отбора меда довольно грубые. Колодник вооружался куривом – головней и если пчелы не спокойны, раздувал ее так, что в дыму вырезал соты наощупь.

Гибло немало   пчел, попадало под нож и матка, коптились соты. Недальновидные пчеловоды вырезали слишком много меда, оставляя пчелам мало корма.  Пчелы у них погибали от голода зимой  или в начале неблагоприятной весны.
Заботливые же и знающие пчеловоды, прекрасно владевшие древней техникой ухода, выработанной  бортниками за сотни лет, осенью не брали меда  вообще, оставляя гнездо совершенно нетронутым.

Отбор меда они переносили на весну, когда уже был близок новый медосбор. Недостаток корма у таких пчеловодов пчелам никогда не угрожал. Наоборот, у таких всегда находились обильные запасы.  При такой до предела простой и разумной системе, семьи не только сохранялись зимой,  но и выращивали к медосбору мощные резервы.

Конструкция старинных  ульев. При всей их примитивности, были разными. Было бы ошибкой думать, что например, улей – дупленка произошел от колодного улья, как считают некоторые историки пчеловодства. Колода потому и вдалбливалась сбоку, чтобы  была крупнее, тяжелее и удобнее для стационарной пасеки. Дупленка выдалбливалась или вырезалась  из колоды с мягкой древесиной (из липы или вербы), имела меньшие размеры и вес, но не имела дна – ставилась на деревянную подставку   или соломенную подстилку.

Его вполне мог обслуживать один человек, и она была больше приспособлена для кочевого пчеловодства, более эффективного в лесостепной зоне. Там, где с древесиной было и вовсе туго, люди делали  ульи из прутьев (кавказские и среднеазиатские  сапетки), обмазывая  их глиной или не обмазывая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *